“Це екзотика!”, – хроніки одеситки в Бандерштаті

Как выжить одесситке среди бандеровцев? Легко и непринужденно, даже как-то слишком.

Вот уже месяц, как я переехала на ПМЖ во Львов. До этого примерно лет шесть я прожила в Киеве, а еще раньше — целых 22 года в Одессе.

Я не бежала от революции, хотя последний год прожила в самом центре столицы, за “Парусом”, легендарным небоскребом в начале бульвара Леси Украинки. Как представитель “диванной сотни”, я была на Майдане всего несколько раз и помогала деньгами да вещами. Все остальное время  с ужасом читала новости и боялась лишний раз выходить из дома, хотя за порогом все было куда проще и спокойнее, чем в моей голове.

Переезд вслед за мужем, которого пригласили на работу во Львов, показался мне манной небесной. Я не верила ни единому слову про ужасы бандеровщины — меня и в лучшие времена в Одессе пугали тем, что во Львове нельзя ни при каких обстоятельствах говорить по-русски. Я ездила во Львов на вечеринки к друзьям, где собиралась вся молодежь страны, и смеялась над зашоренностью земляков-одесситов. Сейчас я ехала потому, что мне было чертовски страшно сидеть в сердце Киева одной и просто ждать.

Львов удивил меня. Ему всегда это удавалось с легкостью, но жизнь здесь оказалась совсем не такой, к которой я привыкла в столице. Киев, и без того нервный и собранный, в последние месяцы ощетинился и оскалился. Друзья и сотрудники перестали любить вечерние прогулки, а мужья не оставляли жен одних ни на минуту. Взрослые умные люди, с внушительными резюме и послужными списками, боялись слухов и боялись всего, что так часто мелькало в перепостах в сети. Непредсказуемости. И только бабушки с кошелками у метро переговаривались, неспешно передвигаясь по улицам даже в самые страшные дни города.

Во Львове же меня встретил абсолютный покой. Я сразу сходила к местным баррикадам, больше похожим на еще один арт-объект, к погорелым зданиям районных судов, прокуратуры и СБУ. Жители за какую-то ночь все для себя решили и просто стали жить дальше как ни в чем не бывало. Плакат “Вільне місто вільних людей”, памятные фото погибших на каждом углу, свечи, цветы в каждом сквере каждого спального района… Этот город заставил меня пережить пик сострадания, не принуждая смотреть на изувеченных людей и не вооружаясь “молотовым“. Кстати, все эти плакаты и свечи никуда не делись и сейчас.

Львов продолжил жить своей жизнью, как только все для себя решил. Здесь действительно не бросают мусор на улицах, не хамят в транспорте и в госучреждениях. Экзотика! Туристический город, у которого моей Одессе еще учиться и учиться, даже в тяжелое время остается светлым и добрым. Здесь любят гостей и всегда им рады, никакого тебе столичного пафоса или южного снобизма. Я перестала быть социофобом и с радостью провожу выходные в кругу новых львовских друзей, с которыми никак не получается поговорить по-украински — очень многие говорят на русском языке, не замечая разницы. Львовяне не рвутся получить всю прибыль мира, потому не засиживаются на работе до полуночи, в магазинах воскресенье чаще всего — выходной, а на спортплощадках и в фитнес-клубах вечный аншлаг. Я пока не знаю, куда приведет меня новое место жительства, но мне многому придется научиться у тех, кто делает этот город, пожалуй, лучшим городом в Украине.

Comments are closed.