Міноборони України купує медичне обладнання … в ДНР

Игорь Щедрин, один из создателей «Петра и Мазепы», является кроме всего прочего, активным борцом с коррупцией в составе организации «Медконтроль». И вот внезапно в рамках своей антикоррупционной деятельности Игорь Леонидович публикует довольно-таки сенсационные результаты расследования.

Как мы понимаем государственную политику Петра Алексеевича Порошенко, если после этого Игорю Леонидовичу придет одновременно две повестки на выбор — в суд и в армию, то это, конечно же, не будет иметь никакой связи с расследованием.

Кому война, а кому – мать родна: пока украинские бойцы стоят стеной между Украиной и непризнанными республиками, наши военно-медицинские чиновники за их спинами продолжают обтяпывать сомнительные махинации с госзакупками. Рука уже набита, и новое назначение министром обороны Степана Полторака пока ничего не изменило в практике бюджетных распилов. Яркий пример – закупка медицинского оборудования военно-медицинским департаментом Минобороны Украины. Как стало известно «Медицинскому контролю», военно-медицинский департамент Минобороны во главе с Виталием Борисовичем Андронатием (о некоторых качествах которого можно почитать здесь) запланировал закупку медицинского оборудования на сумму более 30 млн. гривен. Закупка явно откатная, а соратники по схеме, как вы убедитесь ниже, пребывают в самом центре Донецка.

Закупаем, как будто бы нет никакой войны

Вопрос о том, что в разгаре войны необходимо проводить закупки без тендера, потому что нет времени выполнять процедуры – давно решен. Да, нужно, и такое право у Минобороны есть. Однако оно не только не снимает с чиновников ответственности за закупленные позиции (как они, наверное, думают) – а, наоборот, ее усиливает. Итак, зачем покупать медицинское оборудование (подробный список в Приложении 1) для оснащения центральных и региональных военных госпиталей, которые и так сравнительно неплохо оснащены, когда на передовой бойцам, по словам самого Арсения Яценюка, не хватает медицинских аптечек и бронированных медицинских автомобилей? Это вопрос не риторический, а юридический. Нецелесообразность несения таких расходов очевидна. В украинской армии по-прежнему отсутствует единая система медицинской эвакуации (которая должна быть организована так, как показано на рисунке ниже). Однако принцип максимального предоставления первой медицинской помощи никто не отменял: лечение их на месте поражения наиболее эффективно и зачастую становится чертой, отделяющей жизнь раненого от смерти.

medevac1

Поэтому военным в первую очередь нужны лекарства и средства для оказания первичной медицинской помощи (крово- и болеостанавливающие и антишоковые препараты, бинты, вата, бактерицидные пластыри, активированный уголь, йод и т.д.).

По словам волонтеров, когда невозможно транспортировать раненых, врачам приходится проводить операции в полевых условиях, и не всегда в их арсенале есть все необходимые  инструменты и препараты. Транспортировка раненых и убитых тоже часто ложится на плечи волонтеров. Для их перевозки заказывают обычные небронированные микроавтобусы.

Анализ номенклатуры оборудования, которое запланировали к приобретению в военно-медицинском департаменте Минобороны, показывает, что при явном недостатке денег на медобеспечение АТО полковник Андронатий, который находится в Киеве, а не в окопах в Дебальцево или в Донецком аэропорту, планирует закупить не то, что нужно для спасения жизни бойцов на передовой, а то, что имеет достаточную торговую наценку для обеспечения коррупционного интереса заказчику. Каким образом операционные светильники с потолочным креплением будут использовать в полевых условиях? Ответ знает только полковник Андронатий.

Закупаем не то, что нужно – а то, что есть

При анализе списка закупаемого оборудования бросаются в глаза некоторые позиции, когда Минобороны выбирает не наиболее дешевый, а более дорогой аналог из двух взаимозаменяемых позиций медоборудования. В частности, это касается пульсоксиметров. Технология пульсоксиметров Masimo – это, конечно, золотой стандарт неинвазивного измерения уровня сатурации кислородом капиллярной крови. Однако, по словам работников системы экстренной медицинской помощи, им для работы достаточно простых и удобных в эксплуатации пульсоксиметров производства компании Mindray, которые на порядок дешевле, чем Masimo. Почему мониторы Mindray закупать можно, а пульсоксиметры – нельзя? Потому что мониторы дорогие, и в них можно заложить больший откат, а в пульсоксиметры – уже не получается. О том, что стационарные пульсоксиметры вообще едва ли целесообразны для полевых госпиталей, мы вообще оставим за кадром, а то будет совсем грустно.

Впрочем, пульсоксиметры, увы, лишь одна из многих проблем. Техническое задание на ряд позиций прописано так, чтобы исключить любую конкуренцию. А ведь, даже если речь идет не о тендере, а о закупке без конкурса, возможность выбора между производителями открывает нашему, мягко говоря, небогатому государству возможность поторговаться с производителями. Наш анализ списка требований к оборудованию однозначно показывает: торговаться военно-медицинские чиновники не хотят. Это им невыгодно. Они хотят закупить ВСЕ у ОДНОГО участника. Выбранного по никому, кроме господина Андронатия, не известному признаку.

Это доказывают следующие факты:

1) Параметры монитора пациента высокого класса, которые указаны в медико-технических требованиях, четко указывают на конкретного производителя оборудования: монитор пациента компании производителя Philips, модель IntelliVue MP50. А именно: 6-минутная оксикардиореспирограма (OXYCRG), наличие порта для подключения кабеля синхронизации дефибриллятора. Такими особенностями конструкции и параметрам на нашем рынке медицинского оборудования обладают лишь аппараты Phillips (США).

2) Параметры монитора пациента, которые указаны в медико-технических требованиях, четко указывают на конкретного производителя оборудования: монитор пациента компании производителя MINDRAY, модель Passport V. Эти параметры: печать миллиметровой сетки, возможность выбора цветов для отображения кривых и соответствующих параметров, не менее 16 цветов, возможность полной остановки кривых для детального просмотра в отдельном окне, изменение необходимого параметра непосредственно с сенсорного дисплея. Такими особенностями конструкции и параметрам на нашем рынке медицинского оборудования, обладают лишь аппараты компании MINDRAY (Китай).

3) Параметры портативного аппарата ИВЛ с модулем кислородной поддержки на переносной платформе, приведенные в медико-технических требованиях для участия в конкурсных торгах, четко указывают на конкретную модель производителя WEINMANN (Германия), модель MEDUMAT Standard с модулем Oxygen, для кислородной терапии.

4) Параметры реанимационной системы с портативным аппаратом ИВЛ, дефибриллятором-монитором и модулем кислородной поддержки на одной платформе, приведенные в медико-технических требованиях для участия в конкурсных торгах, четко указывают на конкретную модель производителя WEINMANN (Германия), модель MEDUCORE Standard с модулем ИВЛ MEDUMAT Easy CPR.

Подтверждает вышесказанное модульная структура реанимационной системы с портативным аппаратом ИВЛ, дефибриллятором-монитором и модулем кислородной поддержки, построенной на переносной платформе, а именно: при анализе ЭКГ 8 сек, площадь поверхности электродов – 86 кв.см. (взрослые), режим CPR (СЛР) имеет голосовые подсказки на русском языке, метроном, выполнения принудительного вдоха. Такими особенностями конструкции на нашем рынке медицинского оборудования обладают только изделия компания WEINMANN (Германия).

Все это означает предвзятость при составлении медико-технических требований и категорически исключает процесс легального участия других участников. Можно сделать вывод, что техническое задание полностью прописано под оборудование, которое в Украину поставляет компания ООО «КСЕНКО».

Донецкий след

Разгадка тайны, за что Виталий Андронатий любит фирму «Ксенко», оказалась не такой уж сложной. Дело в том, что собственники компании «Ксенко», Валерий Видасов и Александр Черкашин, бывшие военные летчики. Полковнику Андронатию было несложно установить доверительные отношения со своими коллегами по профессии и одновременно успешными коммерсантами, наибольшие успехи которых были достигнуты с приходом в мае 2011 года в кресло министра здравоохранения Александра Анищенко (выходец из Донецка, как и многие успешные чиновники времен Януковича) в Кабинете министров Николая Азарова. Компанию «Ксенко» связывают также с Александром Ордой – бывшем заместителем министра здравоохранения и бывшем замглавы Государственного управления делами (легендарной ДУСи) во время президентства Януковича.

Главный офис компании «Ксенко» находится в городе Донецке, в сердце так называемой «Донецкой народной республики». По сообщениям с мест, офис продолжает свою работу. Кому «Ксенко» платит налоги, Украине или сепаратистам? Хочется верить, что только Украине. Очень хочется. Но если вспомнить о том, что сепаратисты облагают своеобразным «налогом» все, что попадается им под руку, то вера эта резко слабеет.

Главный вопрос, ответ на который нас всех страшно интересует: сколько денег и в какой пропорции от возможного отката в результате проведения закупки медоборудования у одного участника осядет в карманах господина Андронатия, а сколько денег будет использовано на поддержку сепаратистов? По расчетам наших экспертов,примерное завышение стоимости оборудования составляет почти 7 млн. грн., что составляет более 20% от выделенного бюджета. Пользуясь случаем, напоминаем также господину Андронатию о законах военного времени, о государственной измене и прочих вещах, которые идут рука об руку с желанием нажиться на государственных закупках.

Мы не ждали от чиновников Минобороны резкого изменения их привычек, сложившихся в другую эпоху. Горбатого могила исправит, и на каждого коррумпированного динозавра найдется свой метеорит. Но того, чтобы им в разгар войны с «ДНР» и союзной ей РФ, украинским чиновникам хватило наглости пилить откаты с донецкой фирмой – такого не предполагали даже мы. Такими темпами у «ДНР» скоро появится не то что тяжелое вооружение, а и своя авиация.

Источник (а также дополнительные приложения и таблицы)

Comments are closed.