Житель Донецька: Народ дуже хотів голосувати, але бойовики були активними, навіть людей крали

Леонид работает в ателье по пошиву одежды в Донецке. Прежде чем начать разговор, выясняет, не с российским ли журналистом будет общаться. С прессой соседнего государства он не хочет иметь дело, потому что говорит им одно, “а они потом все перекручивают”.

– Для начала, как настроение в городе?

– Настроение, конечно, тяжелое, но все ждут продолжения АТО и хотят, чтобы с террористами побыстрее разделались и чтобы мы вернулись к нормальной жизни в Украине, а не в “Донецкой народной республике”.

– Как много людей в Донецке поддерживают ДНР?

– ДНР в Донецке поддерживает процентов тридцать людей, но сейчас их количество становится все меньше и меньше.

– А что на это повлияло?

– После “референдума” город отдали в руки мародеров и бандитов и то, что происходило до вчерашнего прихода войск, это не описать словами.


Дорога в нескольких сотнях метров от аэропорта Донецка. Кроме террористов и зевак тут никого нет. Фото: Christopher Miller / Twitter

Дорога в нескольких сотнях метров от аэропорта Донецка. Кроме террористов и зевак тут никого нет. Фото: Christopher Miller / Twitter

 


– А как люди относятся к самолетам над городом, к обстрелам?

– Все в городе боятся обстрелов, но все хотят, чтобы наемников и террористов в нашем городе не стало. По крайней мере, мое окружение так думает.

– Насколько безопасно передвигаться по городу?

– Я сегодня просидел целый день дома, даже на работу не ходил, и ребенка в школу не отправил. Думаю, что все равно есть проблема провокаций. В чем они заключаются? Есть же здесь у нас и чеченцы, и всякие отмороженные элементы. И им нужно показать LifeNews или какому-то другому российскому каналу, что украинская армия убивает мирных жителей. Думаю, можно нечаянно стать участником такой провокации.


Остатки "Камаза" с боевиками, обстрелянного украинской армией. Фото: Christopher Miller / Twitter

Остатки “Камаза” с боевиками, обстрелянного украинской армией. Фото: Christopher Miller / Twitter

 


– А много чеченцев в Донецке сейчас?

– Вчера их много поубивали. Но сегодня же еще из России прибыли. Кстати чеченцами у нас называют не именно чеченцев, а кадыровцев, всяких осетин – наемников. И сами чеченцы просят, чтобы этих наемников называли именно кадыровцами.

– Что происходило в городе в день выборов? Была ли хоть какая-то возможность проголосовать?

– В день выборов мы сделали все, что от нас зависит, но к сожалению, боевики были настолько активными, и я понимаю почему – для того, чтобы потом сказать, что донецкий народ не хотел голосовать. Доходило даже до того, что людей воровали. То есть были применены все меры для того, чтобы выборы не состоялись.

Но народ хотел голосовать, очень хотел. Проукраинских людей в Донецке достаточно много, просто наши лидеры предали нас с самого начала, а другого лидера, к сожалению, не появилось.

– Под “нашими лидерами” вы кого имеете в виду?

– Ахметов до сих пор не определился, с кем он.

– Подождите, он же вроде бы определился, акцию организовал – “Гудок Донбасса”.

– Ну вы же взрослый человек. Считаете, что когда такое происходит в городе нужно гудеть в трубу? Для меня здесь пример Игорь Коломойский, который кроме того, что объявил, еще и что-то сделал.

– А к Таруте как в городе относятся?

– Никак, считают клоуном. Тарута живет своей жизнью, отдельной от всего остального. Кстати, где он? Третий день нет. Вчера бомбили город, а он что? И до сих пор его не видно.


Один из погибших боевиков в морге Донецка. Фото: Christopher Miller / Twitter

Один из погибших боевиков в морге Донецка. Фото: Christopher Miller / Twitter

 


 

– Как милиция ведет себя в Донецке?

– Я не знаю. Милиция в городе живет своей жизнью. Если возникнет какая-то ситуация, я прекрасно понимаю, что к ней даже обратиться нельзя будет. Я неоднократно видел гаишников рядом с колорадскими постами. Гаишники, которые останавливают машины, а потом подводят с обыском чеченцев – что может быть веселее?

– А на блок-постах серьезно шмонают?

– У меня старая машина, поэтому я не предоставляю особого интереса. Но моих товарищей шмонают серьезно. И бумаги просят показать, и все остальное.

– Проверяют прописку, да?

– Нет, деньги проверяют. Это же мародеры. На фиг им нужна ваша прописка?

– А по городу много случаев мародерства?

– Каждый день. То магазин забрали, то машину ограбили, то банк сожгли, вы же сами знаете. Вчера, кстати, о мародерах не было никаких сигналов.

– И все-таки, вы за Украину или за ДНР?

– Мы за Украину, и хотим, чтобы на Донбассе была Украина. Я думаю, что так и будет. Бог на нашей стороне, а это очень важно.

Александр ХОМЕНКО, Гордон

Comments are closed.